Создание сайтов в Жуковском
Оптика эконом-класса на Чапаева (ИП Шутова)
Визави
ООО «Центр Юридической Поддержки»
подробнее

Регистрация новой фирмы

Чтобы добавить свою фирму в каталог, пройдите простую регистрацию.

Поэзии парное молоко

Гениальные стихи, изданные миллионными тиражами, которые пришлись по сердцу и академикам, и дворникам, писали когда-то Пушкин и Есенин. Однако и незатейливая песенка «В лесу родилась ёлочка» (автор слов Раиса Кудашева) обладает удивительной популярностью и долговечностью, какая и не снилась иным литературным знаменитостям. К сожалению, время сбрасывает в реку забвения словотворчество многих талантливых поэтов и выносит на поверхность что-то неприлично-новое или хорошо забытое старое.

Лично я люблю ходить на премьерные спектакли самодеятельных артистов и читать первые поэтические книжки начинающих авторов. Такое искусство создаётся не ради денег, и даже не ради славы, а чтобы разделить радость творчества с окружающими и оставить память о себе родным и близким. И вот уже родственники, друзья, знакомые, восклицают: «Ну, ты настоящий артист!» Или: «Поздравляю, ты потрясающе талантлив! Пушкин бы тебе позавидовал!» Нередко за комплиментарностью скрывается равнодушие: ну, мол, побаловался, и хватит. Но минуты или часы признания таланта миновали… и что же дальше? Дальше начинается самое трудное: марафонская дистанция для тех, кто не остановился на достигнутом и продолжает кружиться вокруг «печки», имя которой поэзия, театр, живопись…. Это – жизнь на разрыв аорты, потому что «одна, но пламенная страсть» принадлежит увлечению искусством, которое далеко не всегда кормит, а другая часть жизни посвящена добыванию средств к существованию.

Те, кому удаётся уйти в «свободные художники» , понимают, как трудно, а порой и невозможно подняться на  вершину  той или иной сферы искусства, к тому  же в условиях непримиримой конкуренции .

Возьмём поэзию: пишут стихи миллионы, но достоянием «поэтического планктона» на сервере СТИХИ. РУ становится творчество сотен тысяч; издают свои книги тысячи авторов, но печатаются в толстых журналах и общероссийских антологиях сотни; становятся лауреатами общероссийских литературных конкурсов и премий десятки, а классиками - единицы.

Помню, в конце 80-х годов в журнале «Юность» появилась статья известного литературного критика Аллы Киреевой, ныне покойной супруги поэта Роберта Рождественского с запоминающимся названием: «Поэзии парное молоко». Позже эта статья вошла в книгу «Классики пишут сегодня», присланную мне с автографом Аллы Киреевой почтой, т.к.  автор посвятила мне доброжелательный отзыв на мою первую книгу и состояла со мной в переписке.

Так вот: «поэзии парное молоко» - это первые зарифмованные впечатления, как правило, искренние, ни на что не претендующие, задушевные, порою робкие, порою очень смелые. И, как правило, недолговечные. Затем «молоко» прокисает, слоится: сверху – сливки, далее идут творожные сгустки, внизу – сыворотка. Авторы должны понимать, что «сливки» необходимо снимать, и если попытаться получить из сливок масло, а из творога – сыр, то нужно произвести определённые действия; при этом  конечного продукта  будет совсем немного,  в и этом суть дальнейшей кропотливой работы «сыродела», то бишь поэта, отбрасывающего в сторону «отходы производства».

А теперь обратимся к нашей скромной поэтической антологии. Подзаголовок «Времена года в стихах жуковских поэтов» означает не только включение в сборник стихотворений о природе, но и природу чувств, переживаемых авторами в то или иное время года.  Наши авторы следуют классической поэтической традиции и помнят слова Пастернака, что «мир – это музыка, к которой надо найти слова». И не просто слова, но и точную рифму, и метр (размер строки), и запоминающиеся образы!   Излишняя нравоучительность и поверхностная описательность делают стихи уязвимыми. Если вы не найдёте никаких подмалёвок, декораций, кулис, сложных метафор в стихах наших авторов - это плюс или минус? Тут важно сохранить баланс между оценкой «искусно», и «примитивно», когда строки взяты не напрокат, а рождены из опыта личных жизненных наблюдений. К примеру,

Анатолий Бушуев: оставил нам яркие впечатления о днях, проведённых в яранге алеутки. Экзотика, скажете вы. Нет, часть армейской биографии поэта. Далее его лирический герой «старикам отдал поклоны», поделился с увядающим цветком драгоценной влагой, и вдруг – пейзажная «метельная» лирика, в которой поэту удалось создать щемящий образ одиночества на фоне зимнего пейзажа. Несомненная удача! В другом стихотворении радует строчка: «А я от снега сладко жмурюсь и воспеваю бытие». Анатолий Николаевич много и плодотворно работает над шлифовкой стихов, и у него есть заинтересованные читатели.

Александр Евсеев: тема гражданской войны воспета Евсеевым широко и полно: в «Кадетах», «Давней боли», «Родине» и других. Поэт взял высокую планку в поэзии. Александра можно упрекнуть в подражании Блоку, Есенину, Высоцкому – и всё же поэт наполнил меха старой, знакомой нам с детства поэзии своей кровью, своей болью. Какой психологической точностью, горечью и даже негодованием наполнены строки поэта, обращённые к лирической героине: «Я бросил на снег эти розы, что предназначались не вам!»

Сергей Зайцев: молодой поэт, талант которого заметила в своё время редакция журнала «Юность».  Глубоко чувствует настроение своего поколения, умеет философски выразить мысль: «Нам вера не позволила уйти, нам с колокольни нет ступенек вниз…». Его стихотворение «Непобеждённый» задевает читателей скрытым глубоко внутри нервом неуспокоенности, присущей нашей мыслящей молодёжи на пути поисков правды и добра.

Анатолий Зубцов: великолепныйпоэт-пейзажист, способный убедительной «праздничной» интонацией передать нам своё восхищение временами года.  Анатолий Васильевич с любовью рисует «жемчужные нити», «веер жемчужной пыли», «алмазный блеск», «золотую кайму багрянца», «десятки праздничных свечей» и др. Всем поэтам, представленным в этой книге, я бы посоветовала крайне осторожно пользоваться подобными «драгоценностями».  По-моему, русская природа не терпит украшательств. Она сурова и проста. Запоминается стихотворение А. Зубцова, в центре которого образ молящейся старушки, восклицающей: «…и кошка пропадёт с кормилицей-козой». Впрочем, всё, что идёт у Зубцова от жизни, от зримых деталей, наполненных убедительностью, дышит поэзией: «Моя душа – остывшая изба…», говорит поэт, и такие строки не теряются в потоке поэтических откровений.

Людмила Иванова: за короткое время издала две книги стихов, и стремительно вырвалась вперёд из толпы начинающих авторов, опубликовав две поэмы и немалое количество лирических стихотворений в коллективных сборниках МГО Союза писателей России, свидетельствующих о незаурядном даровании автора. Есть у Людмилы Ивановой и чувство юмора, помогающее создавать любопытные образцы басен и пародий, и кипучая, требующая выхода, энергия, позволяющая писать во всеуслышание о любви: «По душе мне любовь земная, по-другому не может быть», и духовные поиски красоты в хрупком, наполненном страданиями мире: «Словом намолено, песней напоено сердце поэта…»

Вика Каменская: 17-тилетней поэтессе есть о чём поведать миру. Она живёт достаточно напряжённой духовной жизнью. Ей непросто взрослеть в социальной среде, где неизбежно столкновение юной души, не приемлющей лжи и фальши, с жизнью, где лирическая героиня В.Каменской признаётся: «Полюбив, страдаю безоглядно…». Вика Каменская - мастер поэтических образов: «Облака пушистые, кучевые, перистые – как лосось на нересте, небо бороздят…»

Людмила Колоколова: неутомимая труженица на поэтической ниве, создавшая гармоничный цикл стихотворений, наполненных мудрым удивлением, открытием мира природы, во всей полноте повторяющихся ритмов, и несмотря на то, что «на сырые почки снег набросил сети: пасмурное небо, мёрзлое жнивьё», и остыло всё, «кроме тёплой птицы сердца моего», «так трудно чувству не поддаться всепробуждающей весны». С волнением переданы поэтессой «очарованье и тревога не наступившего мгновенья».

Татьяна Кузнецова: у поэтессы есть важные строки, помогающие понять и принять жизненную позицию её лирической героини: «…всегда собой стараться быть: неважно, в спину дует ветер или в лицо…». Казалось бы, её стихотворения не блещут новизной, нет в них ничего такого, что может удивить взыскательного читателя. Но суть её женской души такова, что Татьяна, сама того не замечая, выступает в роли «берегини» той самой нравственности и чистоты, которых днём с огнём не сыскать у самых громких поэтесс поэтического бомонда.

Виктор Макаров: довольно часто выступает с чтением своих стихов в камерной обстановке перед слушателями в библиотеках города и получает заслуженные аплодисменты. Один из любимых поэтов Виктора Михайловича – иеромонах Роман. Виктор Макаров предпочитает выражать свои мысли и настроения в гражданской и философской лирике. Достойны цитирования его строки об истинных ценностях: «… но есть и те, кто в суете богатства и любви не ищут. Они живут духовной пищей, но их относят к бедноте.  Но в их стихах, любовью полных, где звуки, запахи и свет, пьянящей жизнью плещут волны… И в мире их богаче нет!»

Любовь Мельникова: стихотворец, обладающий редким запасом оптимизма. В свои девяносто «с хвостиком» лет поэтесса утверждает, что «творчество – времени преодоленье» и доказывает это своей лирикой.  Её светлый взгляд на мир, по-детски чувствующий величие окружающей жизни, обращен то на играющих в песочнице детей, то на новые дома в микрорайоне Колонец, то на спортсменов (к сожалению, стихотворения «Волейбол», «На стадионе» и другие из спортивного цикла не вошли в подборку её стихотворений), то на улицы родного города. Любовь Андреевна с большим юмором переиначила несколько сказочных сюжетов на современный лад. Получились здорово!

Нина Пашина: представила для публикации свою первую подборку стихов.  Эти робкие шаги в поэзии впоследствии могут стать достаточно уверенными, и думаю, не за горами то время, когда первая книга её стихотворений увидит свет.  И мы убедимся, что поэтесса, с её нелёгкой женской судьбой, раскрыла нам в стихах глубины своей души и смогла найти нужные слова для передачи всех оттенков радуги нахлынувших чувств. 

Всеволод Поярков: в основе его верлибров – нерифмованных лирических миниатюр – лежит кристально-чистая, безобманная, прекрасная вера в добро и бессмертие души. Что бы ни случилось, а в жизни Всеволода случилось немало грустного и безотрадного: расставание с любимой девушкой, череда больничных дней, безработица, Поярков надеется, что боль пройдёт, «перебинтованная душа» перестанет кровоточить, и вселенная во всём великолепии предстанет перед взором поэта. Перечитайте его точные в деталях стихотворения «Подорожник», «Москвич-408» «Таксистка « и другие – и вы познакомитесь с поэтом-романтиком, который падал ниц, но поднимался, шагая прямо и твёрдо по жизни, с  её вечным торжеством  света перед отступающей тьмой.

Анатолий Разин: интересен своим «экологическим» подходом к жизни и поэзии. Нередко Разин забывает про форму стихотворения, отдавая весь пыл своей души смыслу и содержанию.  Его пытаются поправить, исправить… Но Анатолий Фёдорович упрямо читает свои первородные стихи землякам и коллегам, и находит поддержку: благодарные слушатели ценят их за ясность, актуальность и любовь к родной земле. А это дорого стоит.

Татьяна Саморукова: поэт «лугов, полей, лесов». Городской житель, она не представляет себя без деревни, её закатов и восходов, щебечущих птиц и журчащих ручейков. Читатели, убаюканные деревенскими пасторалями, всё же заметят отсутствие риторических изысков в стихах Саморуковой, свежий колорит пейзажей, любовь и любование, свойственные женской поэзии. Грозные вопросы и звонкие сентенции отнюдь не дело поэта.  Рассказать о своей жизни – по возможности правдиво и полно, согреть каждую строку сердечным теплом, именно этим сильна поэзия Саморуковой.  

На этом всё. До встречи с читателями!

Татьяна Максименко, поэт, член Союза писателей России, лауреат Всесоюзного конкурса им. Горького, лауреат премии издательства «Молодая гвардия», лауреат премии областного конкурса им. Р. Рождественского