Фотка

Виталий Краснов

Виталий Краснов

родился в СССР, в г. Баку. С 1964 года проживает в г. Жуковский (Московская обл.). С 1964 по 2015г.г. работал в ЦАГИ. Стихи пишет с 2000 года. Печатался в газетах городов Подмосковья. Автор сборника стихов – «Прикосновение».

Виталий Краснов - поэт непредсказуемый, оригинальный, удивляющий летящей лёгкостью стиха и едва допустимыми в поэтике вольностями. Мера точности и мера естественности у Краснова то и дело колеблется в ту или иную сторону. Он сознательно жертвует малым (смысловыми оттенками речи) для достижения большого, создавая строй образов с вкраплением архаизмов. Поэзия жаждет индивидуальности, и необходимо отметить, что стихи Виталия Краснова отличаются богатой палитрой красок и чувств.
  
Имеет страницу на сайте Современной Русской Поэзии «Стихи.ру» http://www.stihi.ru/avtor/053115

 


Прозревших мыслей голоса 

Недописанный листик

Из незримых мгновений сплетён этот мир.
Поклоняясь и слову, и звуку, и кисти,
Созидатель гармоний из хаоса мыслей
Оставляет свой след под Созвездием Лир.

И быть может, в немых закоулках времён
Мой далёкий потомок в раскопках столетий,
Обнажив отпечатки забытых имён,
Поклонится неспешно следам поколений...

Из незримых мгновений сплетён этот мир.
И поэт в этом мире и трагик, и мистик,
Оставляет свой след под Созвездием Лир,
Свой - под толщей веков - недописанный листик...

Всё начинается с колен

Встревожив прах веков давно забвенных,
чтобы среди следов в пыли времён,
по отпечаткам мыслей поколений,
дойти по фолиантам до племён,

до хижины, где предок твой, твой гений
зачал твой ген в кромешной темноте,
чтоб ты - сегодняшний плебей Вселенной,
сей флаг, уже при полной светлоте,

мог водрузить в честь первого колена
на небоскрёбе новых знаний - "я",
подняв себя до новых озарений,
до - повелителя всея себя.

Роняют мысли облака
протоирею о. Николаю
Роняют мысли облака,
Благим дождём взрыхляя землю.
Вослед незримая рука
В бразды вкрапляет Веры семя:

Надежду Сеятель дарит
И вразумляет Человека:
«…Дух истины из тьмы взрастит
Лишь пот труда чела и века…

Солён бокал напитка «Жизнь»,
Но сладок миг – ростка явленье!
На милость Неба умились
Слезой улыбки, рук моленьем.

И пребыванье перст… в челе,
У сердца и плечах усердных.
Запей глотком молитв неспешных
В помин прошедших по земле…

Журавлиная осень  
Печальной музыки услада
БудИт…и шёпот ковылей,
И песню – грустную руладу –
С полей взлетевших журавлей.

О, птицы – вестники разлуки!
(Храни вас Господи, спаси.)
Вы осени озябшей звуки
Несёте в горле по Руси.

А говор ваш и горд, и скромен,
Как думы белые берёз,
И потому понятен в доме,
Где стены помнят счастье слёз,

Где в чЕсти чаша круговая,
Где каждый ломоть на двоих!
А если спор, то – мировая! –
Ладонь – в ладонь! – не раздвоишь!..

В ладу дождливая погода
С рыданьем клавишей басов.
И время скачет – год от года –
Похлеще диких табунов.

***
От глубоких чувств не обмелеешь,
не утонешь в суматохе дней,
и тоской в ночи не заболеешь,
и печали будут веселей.

Тот, кто глубже дышит, выше пишет
и потише песнь свою поёт,
и хулу, и похвалу не слыша,
не спеша строку свою ведёт.

От глубоких чувств помолодеешь,
помудреет в думах седина,
и рассветам прошлого сумеешь
улыбнуться на закате дня.

Отгрозилось
Июльский зной упал в луга
На струях праведного душа.
Гроза ворчит издалека,
Как редкозубая старушка.

Последней каплей тронут пруд,
Зачатый донными ключами.
Лягушки, пузырясь, орут,
Взахлёб глотая мошек стаи.

Оживший воздух – неги полн –
Струится меж ветвей ракиты;
Смущаясь ветра-волокиты,
Листы поникли в омут волн…

В зеркалье вод – хмурь облаков,
Несущих таинство во чреве,
И трепетная глупь мальков,
Наивным ртом сосущих червя.

(…Увы, юнцам неведомы крючки,
Сокрытые наживой легкой…)

Любовальники 
Живописно страдали Весна
И её капельмейстер Апрель.
Мелодично струилась слеза,
Затевая ручья акварель.

Им вослед улыбалась луна –
Бесприютных сердец поводырь.
Просветлённая тропка вела
В одичавший лесной монастырь.

Любовальников встретил звонарь,
Освятив их лучами луны,
И две страсти себя на алтарь
Возложили под гул тишины.

И, дивясь на зачатый восход,
Рисовал на мольберте монах
Отпустивший грехи Небосвод
И свиданье в пастельных тонах…

Листая альбом
Когда оранжевый наряд листвы
В дни поздней осени будит былое,
Утешат Вас альбомные листы,
Где Вы одеты в платье голубое,

Вернее, в отражение небес!
Вы помните ночные промедленья
И рук, и губ, когда мы были… без…
На чуткий куст набросив облаченья?

Нас увлекло слияние двух звёзд,
Вечор – младой волны с уставшим брегом,
Днём ранее – реки… с заливом грёз…
Вот-вот, и мы озвучим чувства бредом.

Но… медлим, страсти прошептав: замри…
Как хрупко-трепетно мгновенье это!
Вот-вот родится первый луч зари,
Коль ночь любви беременна рассветом.

Соринка и слезинка 
Разглядев в чужом глазу соринку,
ты, удалив из глаз своих бревно,
обмой её своей слезинкой,
которой было "за бревном" темно.

Росные слёзы
Росинки, как слёзы Неба,
коснувшегося Земли...
России нету без хлеба,
как Веры нет без молитв.
Зерно не взойдёт без пота,
без потных поклонов спин.
Безмолвствует в скулах ропот,
не хая - себя - и - Синь.

От века живут крестьяне,
надеясь... на пот и сон;
и снится им Бог над полями,
и низкий к Земле поклон.

Блаженство и досада
                   …Всё в природе – ожиданье и печалей, и волнений,
                   И во след зимы ступает день весенний…

Какое блаженство - восходит Весна!
Всё тоньше, нежнее прохлада ночная.
И глубже, синее с утра небеса,
Но снег-Старина чуть подсел, размышляя.

И думы о Вечном родили слезу –
Предтечу ручья и ухода примету;
Но птицы вернулись к родному гнезду:
Щебечут, ласкаясь и радуясь свету.

И голые ветви затеяли лист,
Живительной влагой себя наполняя;
И воздух весенний пронзительно чист,
А снег…всё темнеет, пощады не зная.

…Какая досада – снег канул в ночи,
Причуды природы его порешили.
От снежности станут нежнее ручьи,
Вослед подобреют и братья меньшие.

Как хочется верить, что новая жизнь,
Досаду испив, не утонет в блаженстве.

Веет август прохладой и грустью…
Веет август прохладой и грустью.
Лес желтеет – разлуки пора…
Плача, лето прощается с Русью:
Разросилась трава-мурава.

На пеньках хороводят опята –
Поспевает пора грибника.
Хорохорятся бойко бельчата –
Тащат в дом боровик сосняка.

Зреет клюква на смутном болоте,
В глухомани таращится жуть,
Стонет сыч в беспокойной дремоте,
Чуя в лете осеннюю суть.

Август ёжится в омуте ночи,
Желтокрылый роняя наряд.
Неизбежность в прожилках хлопочет,
Затевая обряд – « Листопад »…

ПРОЗА
Брызги осени в бутоны розы
Впрыснуты, как Божия роса.
И стихи растут из грусти прозы,
Как прозревших мыслей голоса.


Рыжая осень петляет лисою
Краешек солнца, взглянув из-за леса,
Робко поляны коснулся лучом.
Утренник – «Осень» …Туман-занавеса
Ленно курится над беглым ручьём.

Лось и лосиха бредут к водопою
Тропкой, укрытой янтарным листом.
Ёж ворожит сиротливой листвою…
В шорохе жёлтом почудился стон.

Сонная птица хлопочет умело,
Клювом взрыхляя к полёту крыло.
Тишь наполняется зву-у-ком… Несмело
Эхо, ау-у-кнув, крадучись ушло…

Рыжая осень петляет лисою,
Суть оголяя вертлявым хвостом.
Зябкое утро тревожит росою
Думы о вечном, о жизни…потом…

Осень
Отгорают последние смыслы…
Отцветает природа дотла.
Оттого-то до боли мне милы
Отсвистевшие пулей года.

Снова осень дождями полощет
Сиротливые скирды полей.
Снова ветер гуляет по рощам –
Слышен вскрик оголенных ветвей.

Ерепенится речка – не тужит –
Ей под силу невызревший лёд:
Ещё лужи не схвачены стужей,
Ещё дичь не взлетела с болот.

Но все ниже свинцовые выси –
Нынче зиму… почуял висок…
Нездоровится осенью мысли –
Неужели полёт ей высок?..

Августейшая Дама-зима
(сон в летнюю ночь…)
…Отлетела листва у берёзы,
Не дрожит уж осиновый лист,
Колобродят по рощам морозы
Под рыдания ветра и свист.

По-разбойничьи хмур стылый вечер,
Завывает по-бабьи метель,
Догорают поленья и свечи,
Стонет в пламени гиблая ель.

Не слышны пылкой осени речи,
Не скрипит по лугам коростель…
Опрокинулась грусть с глаз на плечи:
Кто-то душу срывает с петель…

Если б знать, что начудится в август
Августейшая Дама-зима –
Напророчил бы в сон строгий галстук,
Трость и фрак, и фужеры вина…

Ветреность
Белой гладью выстланы поля.
Веют грустью Боль и Голь Берёзы.
Просвистев невнятное «пока…»,
Беглый Ветер бросил Деву в слёзы.

И умчался лихорадить Ель:
Притупляя острие иголок,
Завлекать во вьюжную постель,
В бурный омут вскруженных головок.

А под утро, подустав от гонок,
Ветр, побитый шишками Сосны,
В снах жалел обветренных Берёзок,
Слёзы льющих в оттепель зимы…


Так вот и течёт
                          «…Люби все возрасты покорно…» 
В.К.  

Бережённая любовь не обмелеет
до порогов в перекатах чувств.
То она бурлит, то нежно млеет,
убаюкав в колыбели грусть.

В половодье чувств любовь безбрежна,
нет в ней и привычных берегов,
то она верна себе, то грЕшна,
не жалея тех шальных шагов.

Так вот и течёт, смеясь и плача,
утешая слёзы рукавом.
Так вот и течёт, меняя платья -
от судьбы, не прячась за углом.


Когда я жажду
Когда я жажду вдохновенья,
(Ах, как же зов любви живуч!),
Ты входишь в ночь мою виденьем:
Я вижу Музы лунный луч.

И всё во мне стремится к пенью,
И слышен каждой ноты звук,
Уходят прочь былого тени,
И вновь приходит прелесть мук.

И вот уже рассвет восходит
и робость первого луча,
пронзив окно твоих покоев,
едва касается плеча.
Я вижу - Музы - лунный свет -
Ты входишь в ночь мою смятеньем.
Какой же зов любви - эстет,
Когда я жажду вдохновенья!


К Тебе пришла моя Печаль
…Когда кленовые листы
Зашелестят у ног Твоих,
Сквозь шёпот их услышишь Ты
Печаль продрогших губ моих…

…Когда в желанное окно
Заглянет месяц в час ночной,
Ты помни, милая, одно:
То – я смотрю – ревнивец твой…

…Когда дождинки, невзначай,
В твою улыбку закосят,
Ты губ своих не заслоняй –
Пусть за меня они шалят…

…Когда же первый луч зари
Онежит Твой манящий лик,
Ты мне калитку отвори,
Чтоб я в твой дивный сад проник…
…Когда нежнейший Ветерок
Коснётся платья и плеча,
Его впусти Ты за порог –
К Тебе пришла моя Печаль…

Когда завянут боли
Перед тобой букет смиренных строк.
Утешь его - он плод полночной боли,
И если в горле не защемится комок -
Предай букет забвению... не боле...

Придав лицу надуманную лень,
Вели рукам движением неспешным
Лечить в висках невнятную мигрень,
Забыв про тот букет из строчек вешних.

Перед тобой букет из строк-цветов.
Утешь его - он не цветёт в неволе.
Забытый средь страниц других стихов,
Он выпадет к ногам, когда завянут боли.

Вторая первая любовь 
Люби меня хотя б второй любовью…
Случается и в ней глоток тепла.
Я буду пить его из губ лиловых,
Чтоб вновь, уже со мной, ты расцвела.

Ты раз уже цвела первейшим цветом,
Но многолетник вновь расцвёл в бутон.
Мой робкий поцелуй при белом свете,
Быть может, губ твоих изменит тон.

И губ бутон раскроется в улыбку,
И не спеша потянется к моей.
И две улыбки в поцелуе пылком
Не станут спорить, кто из них нежней.
...Озябшим на безлюбье поцелуем
По капле буду пить твой тихий пыл…
Едва ль забыв о том, что я ревную
К тому,
кто до меня твой первоцвет испил.

Когда рассвет пронзит бутоны роз
Когда рассвет пронзит бутоны роз,
Уходишь Ты, обвив печалью плечи.
В живых глазах увял, умолк вопрос...
В неловкостях груди томятся речи.

Ковёр хранит неспешный шелест ног.
А зеркало - задумчивое тело,
И тонких губ пленительный цветок,
И невстревоженный уют постели...

Когда иссякнет воля дрёмных дум,
Вернёшься Ты с глотком росы в ладони,
Чтоб вдохновить на труд мой спорный ум.

По-птичьи выпью трезвое вино
И лентой из волос своей Мадонны
Сплету созвучья верных строк в венок!

Твоя суть
                     «…Поэт не может быть не бит,
                     коль гражданином быть обязан…» В.К.

В каждом прожитом дне есть немало вопросов,
безответных - по сути - загадок небес.
Твоя суть - лишь тобой обитаемый остров,
где защитой тебе только совесть и честь